На грани пробуждения

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » На грани пробуждения » Прошлое и Будущее » Король умер... да здравствует король!


Король умер... да здравствует король!

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Действующие лица: Мэндос, Спарда
Время действия: несколько тысяч лет назад.

В войне демонов второго и первого поколения наконец-то настал эпохальный момент: победоносная революционная армия пытается взять штурмом дворец императора в девятом круге. Мэндос собирается проникнуть туда под прикрытием, чтобы отпереть хотя бы один из ворот. Такова официальная версия. Но на самом деле...

0

2

"Что началось мятежом, то мятежом и закончится" - по всему Аду уже давным давно ходила легенда о том, что именно этими словами напутствовали Люцифера те, кто изгнал его из рая. Повстанцы видели в пророчестве еще одно доказательство собственной грядущей победы, а Мэндос видел в ней особый смысл и лично для себя. Да, все рано или поздно возвращается туда, откуда начиналось. Когда-то неизмеримо давно новорожденный демон полз по ледяной поверхности Коцита во дворец, и вот теперь этому же демону предстоит вернуться туда вновь... только на этот раз чтобы остаться там навеки.
Этому же демону? Ой ли?
Можно ли сравнивать то жалкое существо с тысячеликим принцем-рыцарем Ада, одним из пяти сильнейших демонов преисподней?
Я сделал все, чтобы в Аду не осталось никого, кто помнил бы, кем я был при дворе Люцифера. И когда-нибудь, Бездна мне свидетельница, я сделаю так, что не останется никого, кто помнил бы, что когда-то я был одним из пяти, а не просто самым сильным демоном.
Мэндос сделал глубокий вдох и начал меняться. Обычно это занимало меньше секунды, но сегодня требовалось приложить особые старания. Он должен был не только выглядеть как падший ангел - он должен был пахнуть как Бес, смотреть как Бес, говорить и двигаться, как Бес, в конце концов, ощущаться другими падшими, как собрат. Работа кропотливая, но он справился. А когда, в конце концов, он с чем-то не справлялся?
Занавесь у входа в палатку откинулась - кто-то хотел войти.
- Спарда? - Мэндос открыл глаза и обернулся. - Ну, как ты меня находишь?

0

3

Спарда опустил полог и вошел в шатер. По чудовищной, наполовину акульей, наполовину жучиной роже, которой он обладал в демоническом облике, как правило, трудно было прочитать какие-то конкретные эмоции. Но тут и не слишком часто общавшийся с самым одиозным в некотором роде принце-рыцарем понял бы, что сейчас у Спарды очень сложное лицо. Ответил на вопрос, он, впрочем, вполне безоблачным тоном:
- Отлично. Так и хочется порвать на части.
Спарда не лукавил. Мэндос так отлично воспроизвел все характерные черты бесов, что Спарда подспудно ощущал ледяную ярость, которая поднималась в нем, когда он видел падших ангелов. Он, разумеется, знал, что перед ним его заклятый друг, принц-рыцарь Мэндос, и их план выходит на финишную прямую, но облик беса был выполнен так искусно, что Легендарный Темный Рыцарь против воли ощущал желание начать резню. Он ничего не мог поделать - все падшие вызывали в нем именно это желание. Дело было не в ненависти, не в принципах и не в кровожадности какой. Что-то из самой глубины сути Спарды, то его части, куда даже сам он предпочитал не заглядывать, исходил этот подсознательный призыв уничтожать каждого падшего, которого он видит. О, Спарда помнил эту сладостную волну ощущения того, что всё правильно, которая полностью заняла всю его суть когда белое пламя, которым он стал, стерло с лица земли Тиамат. Где-то в глубине души Спарда знал, что дело не в принципах и не в ненависти, а... впрочем, он предпочитал обманывать даже себя. В ненависти, в ненависти. В ней. Разумеется. Это нормально и совершенно верно - ненавидеть своих мучителей и тиранов. И, конечно, в принципах. Демоны смеются над принципами, но принципиальных боятся - если это такие принципиальные, как Спарда, конечно.
И вот теперь война подходит к концу. Что самое смешное, что до момента, когда он увидел Мэндоса в облике беса, Спарда был абсолютно спокоен. Ни сомнений, ни нервов. Рискованный, почти безумный план - ну так что? У них добра половина планов такая, и что, разве они не всегда как-то выкручивались и делали всё, как надо. Конечно, именно этот план - нечто. Но в начале революции он делали подобные по степени риска вещи, и это как раз внушает уверенность - схожесть конца со столь удачным началом.
- Прогоним еще раз? Я всё помню, но это лишним не бывает.

0

4

Мэндос изобразил изящный полупоклон, одну руку прижав к груди, а другой витиевато взмахнув.
- Ты прав. Итак...
Повторение вслух уже и так тысячу раз проговоренного Мэндос воспринял как успокаивающую мантру. Это было все-таки весьма непривычно - единомоментно переживать столько чувств, взбаламучивающих нутро. Обычно, как бы принц-рыцарь себя ни вел, внутри него все было тихо, ровно и вообще походило на заросшую зеленью трясину. А теперь он одновременно и радовался, и переживал, и злился на падших, и предвкушал, и, конечно же, боялся. Очень боялся.
- Падшего, которого я убил и чью внешность взял, еще не хватились - он должен был проникнуть сквозь наши ряды в тылы. Итак, я вернусь и войду во дворец. Затем у потайных северо-западных ворот я оставлю кристалл со сжатой энергией.
В плане, о котором были осведомлены Росас, Абаддо и Клавий, никакого кристалла не было. Остальные принцы-рыцари верили, что ворота откроет сам Мэндос. И, как и Спарда, должны были к тому моменту сгруппировать свои легионы так, чтобы иметь возможность расширить брешь и прорваться в нее. Этот план тоже был в некотором роде тайным, подчиненные о воротах ничего не знали, никто, даже гвардейцы, даже герцоги. Шпионы падших все еще могли находиться среди повстанцев. Но истинный план был известен только Спарде и Мэндосу.
- ... пока энергия будет истончать стены кристалла, я отправлюсь в покои Люцифера, и, когда рванут ворота, пробью прямо оттуда брешь специально для тебя. Ты не сможешь не заметить. Ну а дальше...
Впервые за долгое время я не знаю, что будет дальше.
- Дальше, надо думать, мы победим. Так я пошел?

0

5

Спарда коротко кивнул. Да, всё так. Достаточно просто проделать всё как надо... ну а за этим дело не встанет. Спарда скорее опасался того, что будет потом, после победы над Люцифером - в том, что они с Мэндосом справятся с Денницей, и, если понадобится, его присными, рыцарь не сомневался. Он даже был уверен, что там хватит его одного, потому что, как ни крути, но воина сильнее, чем он, в Аду нет. Даже остальные принцы-рыцари слабее именно на этом поприще. Даже хладнокровный Абаддо и неистовый Клавий - их таланты частично лежат в иных областях. Он же, Спарда, даже не воин - он уничтожитель.
"Не сражайся с врагом, просто дай ему проиграть" - так я говорил Абигору, да?
- Всё верно. Погнали. Пойду строить своих, а то наши дражайшие собратья могут начать нервничать.
Спарда покинул шатер и направился к расположению своих войск. С ними всё тоже было триста раз проговорено - в официальной версии, конечно. Но для максимально эффективных действий на штурме этого хватало с избытком. Легендарный Темный Рыцарь даже выдернул уже осиянного множеством побед и славой Великого Всадника герцога Абигора от вверенных ему революционным командованием шестидесяти легионов и поставил своим заместителем на время штурмовой операции, подвинув даже таких мастодонтов, как Титуз и Дуард, оставив за ними общую координацию, но командованием штурмом на местах и самое почетное место на острие натиска оставив именно Абигора. Молодой герцог был прирожденным мастером натиска, который даже глухую оборону легко превращал в лихую контратаку.
Командиры уже собрались в условленном месте.
- Все всё помнят? Отлично. Но маленькая доводка, я тут подумал... сначала ты, Дуард, потом ты, Наама. Не больше двух минут разницы. В остальном оставляем как есть. Всё, погнали.
Сам Спарда на этот раз отвел себе роль наименьшую среди всех - возглавить левый пехотный флаг, который бил позже всех, зато выходил как раз к воротам, где должен был рвануть кристалл.
Командиры споро разбежались к своим частям. В воздух ударили сигнальные магические огни, и вся махина осаждающих начала двигаться с места - кажется, очень неторопливо, но на деле стремительной волной проламываясь через огонь со стен и воздушное заграждение. Над рядами Кровавой Бригады разудало покатилось:
- Каррртошкаа!!!
Своей привычке вместо нормального боевого клича орать всякую тупую ерунду грозные гвардейцы не изменили даже в момент решающего штурма. Спарда же ждал. Его воины всё сделают как надо. Великая, грозная битва... всё, как он любит, о да. В иной ситуации это переполнило бы рыцаря воодушевлением, но не теперь. Теперь надо было сохранять трезвую голову.
- На левом фланге брешь. Двинули.
Цгерв, которому в этой операции отводилось место слева от Спарды на острие атаки, жизнерадостно оскалился и вскинул молот. Раха по правую руку что-то нечленораздельно рявкнул остальным солдатам, но все, разумеется, всё прекрасно поняли. И лавина двинулась вперед. Первым же ударом Спарда учинил громадный взрыв, закрывший его отряд от огня со стен, после чего артиллерия дала отличный залп по стенам, и отряд рванул в атаку, лихорадочно паля на бегу, создавая заградительный огонь для прикрытия. А Спарда отстреливался больше машинально, и в голове у него сыпался песок из одной колбы часов в другую. Вот-вот. Уже вот-вот.

Отредактировано Sparda (2012-07-04 00:52:09)

0

6

Мэндос проводил Спарду молчанием. В отличие от темного рыцаря, у него никаких "наших" не было. Демон от этого, разумеется, не страдал - напротив, он к этому стремился.
Свои, наши... скоро все будут моими.
За все, конечно, приходится платить. Рядом с такими, как Спарда, в самые сложные и переломные моменты всегда кто-нибудь есть. Мэндос же готовился к самому важному поступку в своей жизни в одиночестве.
- Поднимайте занавес. - Демон провел ладонью над головой и стал невидим. Разумеется, никто не должен был ни заметить, на даже ощутить его присутствие в таком облике. Никто не увидел, как всколыхнулся полог палатки, а принц-рыцарь тем временем уже парил высоко над ледяным озером, стремительно приближаясь ко дворцу Люцифера.
Десять секунд до щитов, окружающих замок, пять, три...
Все, миновал.
Никто его не заметил, никто не поднял тревоги - даже невидимость не слетела. Мэндос снял ее сам, спланировав на внутренний двор.
Как давно меня здесь не было, а помню все так, словно ушел даже не вчера - так, пару часов назад.
Мэндос кивал, кланялся, отвечал впопад на какие-то вопросы, медленно, но верно продвигаясь к потайным воротам. На данный момент их никто не охранял. Оно и понятно: снаружи на стене нет и намека на вход, падшие, видимо, даже не рассматривали возможность того, что повстанцы знают о воротах. Кристалл без труда помещался в человеческую ладонь и мгновенно скрылся в зазоре между двумя огромными валунами, из которых была сложена стена.
Теперь у меня ровно двадцать три минуты.
Мэндос проходил сквозь двери, арки и анфилады, петлял по коридорам, поднимался и опускался по лестницам, пересекал циклопических размеров залы. Казалось, это будет продолжаться бесконечно, и он ничего не успеет. С каждым новым шагом демону мерещилось, будто он становится меньше и меньше. Что в покои Люцифера войдет не вождь-революции, а уродец-шут, как когда-то давно.
Хватило одного глубокого вдоха, чтобы отогнать зарождающуюся волну паники.
Мне под силу все, что под силу им.
Мэндос открыл очередную дверь, и пространство, став послушным его воли, сложилось, как гармошка из бумаги. Весь немалый путь до тронного зала он преодолел за один шаг.
- Мне не доложили о твоем возвращении.
Люцифер не сидел на троне, а стоял спиной ко входу, наблюдая за штурмом сквозь огромное окно-витраж. Его высокая фигура в длинном строгом сером одеянии сама по себе не выглядела так уж внушительно. Ну, подумаешь, огромные крылья, у иных демонов есть и побольше. Но никуда не делось то, что, раз почувствовав в его присутствии, уже не забудешь. Казалось, что Люцифер повсюду. Что он заполняет собой весь зал, смотрит на тебя, даже не оборачиваясь, из каждой его точки. Да что там зал - весь ад! И как им вообще могла прийти в голову мысль, что все их жалкие потуги возымеют на столь всеобъемлющее существо хоть какое-то действие. Мэндос чувствовал, как подгибаются колени. И в этот короткий момент он действительно хотел, абсолютно добровольно, склониться, распластаться, скрючиться, снова стать глиной, грязью и прахом под ногами Денницы.
- Я сам о себе доложу. - Принц-рыцарь поднял голову и стал отталкивать ауру Люцифера, сантиметр за санитметр, и в ответ заполнять пространство собой. - Принц-рыцарь Мэндос. Я пришел занять твое место.
Тут-то и рвануло. Энергии в кристалле было столько, что тряхнуло весь дворец, а от стены, должно быть, в том месте вообще ничего не осталось. Одновременно с этим Мэндос раскрыл третий глаз и что было сил запустил в Денницу снопом белых молний. Император увернулся. Вернее, он явно думал, что увернулся. Мэндос же сделал ровно то, что хотел - пробил витраж и подал сигнал.
Демон протянул руку и... с улыбкой поманил Люцифера к себе пальцем. Падший ангел наконец соизволил увернуться. И тогда Мэндоса снова, как много веков назад, ослепил невыносимо яркий свет, и он почувствовал, как теряет контроль над собственным телом, как бурлит каждая его клеточка, готовая навеки потерять форму.

0

7

Рвануло знатно. Отлично просто рвануло - так, что на воздух взлетели не только ворота, но и весь барбакан превратился в град обломков, щедро хлестнувший и по бесам, и по демонам. Но Спарду-то это не смутило. Взрыв ему был только на руку, потому что спустя пару секунд мощный сноп белых молний, которые в суматохе никто не заметил - никто ведь не знал, куда смотреть! - рассыпался в воздухе, вырвавшись из окна центральной башни. Значит, всё пока что по плану. Значит, Мэндос добрался до Денницы и начал битву. Ну что же...
Спарда свечкой взмыл в воздух. Там уже легко справятся без него, со взорванной-то стеной, к тому же, его гвардия как раз отличается высочайшим уровнем свободомыслия и инициативности, так что за ребят беспокоиться не стоит. Правда, вокруг него тут же образовалось неплохое месиво из последних тяжелых контактных драконов Падших, но Легендарного Темного Рыцаря это, разумеется, не смутило. Грань Силы, превращенная в алебарду, легко расчистила ему путь. Спарда взмыл свечою вверх и рухнул вниз, высаживая последнее, что уцелело в громадном окне - раму. А через долю секунды вместо принца-рыцаря Спарды в тронном зале был уже вихрь черной стали и белой силы, обрушившейся на Люцифера.
Спарда не тратил время на представление, на красивые позы или на то, чтобы посмотреть, что там с Мэндосом. Точнее, про Мэндоса он мимоходом отметил, что жив, хотя и растекся в жижу, как во время боя с Тиамат, но это сейчас его занимало в последнюю очередь, у него был Бой. Именно так, с большой буквы. К этому Бою Спарда шел с того самом момента, когда выжег души Ямато и Мятежника, превратив в свои безвольные орудия и бежал в Лес Плоти. Хотя нет, он шел к нему еще раньше. С самого своего рождения. Мятеж, битва с Тиамат, принцы-рыцари и их гвардии, победы и поражения - всё это вело его сюда, в тронный зал Ада. К Люциферу. И привело. Глупо было теперь что-то там из себя изображать, потому что он пришел даже не сражаться, и даже не убивать. Он пришел уничтожить сам факт существования Денницы. Выжечь белым пламенем его из Ада и всего мироздания. Ибо он, Спарда, есть огонь пожирающий.
Он напал на Люцифера молча, не издав даже боевого клича, и в единый присест оказался сразу везде, разя, кажется, не только со всех сторон, но еще и нанося удары из разных времен и пространств, так много их было. Да, он это умел. Обрушиваться на врага, как пожар, одновременно отовсюду, представляя собой то самое чистое уничтожение, которым так любил баловаться покойный падший-чародей, Хемош. Только он, в отличие от Хемоша, управлял этим до последнего миллиметра в движении, до малейшего дрожания кончиков крыльев. И сейчас он делал именно это. Мэндос может помогать ему, а может не помогать, Люцифер может использовать всё, что угодно, цепляясь за жизнь - но когда Спарда сплетает вокруг кого-то плотный, без мельчайшего просвета, кокон разрушения, этот кто-то обречен, кем бы он ни был. Конечно, он не недооценивал Люцифера. Ожидать можно чего угодно, вот только он точно знает, что он победит, потому что он - это он. И он готов. Даже если сейчас багровое небо Ада расколется и длань самого Бога опустится сюда, чтобы спасти Денницу - Денницу не спасет даже это. Потому что Спарда уже вынес ему приговор.
Во всяком случае, именно так считал сам Спарда.

0

8

Когда в разбитое окно, снося остатки рамы, влетел Спарда, присутствие Люцифера несколько ослабло, и Мэндос рухнул на пол, а вернее, растекся по нему.
Сильнее всего на свете ему сейчас хотелось просочиться сквозь каменные плиты и оказаться как можно дальше отсюда, но демон отмел это желание так же легко, как и все другие страхи до этого. Принц-рыцарь снова стал приобретать твердые очертания. Скребя по полу когтистыми руками, он отдалился на более-менее безопасное расстояние.
Побеждал ли Спарда, проигрывал? Пока было сложно сказать. Конечно, со стороны все выглядело не так уж и радужно. Темный рыцарь дрался так, как никогда еще не дрался на памяти Мэндоса. И тем не менее, Люцифер по-прежнему казался незыблемым, неуязвимым, хоть и уступал противнику габаритами, и никакого оружия при нем не было. Но еще ни один удар Спарды толком не достиг цели, а если и достиг - внешне это никак на Деннице не отразилось. Император не только уклонялся, но и бил в ответ. От каждого его удара, достигшего цели, доспех темного рыцаря мгновенно раскалялся, пузырился и плавился.
И все-таки, победит Спарда. - у входа в зал раздался шум, видимо, пришла подмога, но Мэндос, даже не оглядываясь, послал в их сторону сноп красных молний, заваливая проход. - Сколько бы ни было силы у Люцифера, рано или поздно она кончится, а черпать новую ему неоткуда. В отличие от Спарды. В отличие от нас. Мы - дети Бездны, и уж в чем, а в силе мать нам не откажет.
Мэндос поднялся на ноги и направился к трону императора, как будто развернувшаяся битва его не касалась вовсе. Ступень, еще одна... тонкие пальцы с длинными золотистыми коготками скользнули по каменному подлокотнику.
- Да как ты смеешь. - голос Люцифера прозвучал абсолютно бесстрастно. Падший ангел обернулся к трону, но на этот раз свет не ослепил Мэндоса. Его третий глаз раскрылся в ответ, излучая не менее яркое сияние.
- Ну же, Спарда. Не упусти шанс. Достань его так, чтобы мало не показлось.

0

9

Кто сказал, что будет легко? Да никто. Это было действительно дьявольски во всех смыслах трудно. Царапины Люцифер просто игнорировал - что ему эти царапины? - а серьезно его Спарда достать еще ни разу не достал. Впрочем, Спарда пока и не бил во всю силу - именно силу. Его удары пока что были скорее быстры, чем мощны - а мощь Спарды - штука такая, рубанул первого в строю, за ним весь взвод на тушенку пошел. Но случай не тот малость, пока что без пользы бы только размахался. Просто чтобы нанести такой удар, требовалось, чтобы Люцифер допустил ошибку - но он, разумеется, не допускал ошибок, в отличие от той же Тиамат. Еще и в ответ бил - впрочем, как ни странно, его удары не наносили Спарде серьезных ран, хотя и были очень болезненны. Поверхностные ожоги... но это ерунда. Ни один важный орган не зацеплен, даже мышцы не пережигает как следует, ну а что больно... когда Тиамат откусила ему ноги, было больней. И что? В любом случае, ситуация была именно той - "что тут думать, бить надо", как шутили в родной Кровавой Бригаде про то, как Цгерв башню замка рушил. И, кстати, Цгерв её таки обрушил.
Мэндос тем временем завалил вход в зал, что было своевременно. Рыцарь закрутил еще один финт, позволил Люциферу слегка коснуться его груди, и, игнорируя жжения, плюнул в лицо Денницу клубком черного напалма - что, впрочем, не помогло - император умудрился в очередной раз уклониться, а последовавший за этим удар опять вроде бы и достиг цели, но не принес никаких результатов.
Так вот и протекал этот бой. На износ, кто первый оступится, кто допустит ошибку, собьется, устанет - тот и получит от всей души. Рыцарь крутанулся и ударил снизу - Денница ответ удар в сторону и контратаковал крыльями, Спарда ушел от обжигающих перьев врага, подпрыгнул и выстрелил ногой в низ живота Люцифера, сопроводив это небольшим выбросом демонической силы - кинжальная атака, но опять ничего...
А потом... потом Люцифер отвернулся от Спарды, как будто того тут и не было. И рыцарь не стал вникать, что это его враг тут щелкает по сторонам - сам дурак, что называется. Одним рывком Спарда сократил расстояние, и нанес свой лучший удар - колющий сбоку с полным выходом силы. Когда клинок при этом ударе впивается в плоть врага, рыцарь выбрасывает через него громадный объем энергии, взрывающий врага изнутри. Ну, а если что-то идет не так - то энергия просто высвобождается, точно лавина, бьющая с острия сразу во все стороны - и спасения от неё нет. Сейчас был самый момент - Люцифер уже никак не мог от этого уклониться.

0

10

Дуэль взглядов длилась считанные мгновения, но когда Спарда наконец ударил, Мэндос со стоном осел на ступени у трона. Его третий глаз поблек, стал походить на бельмо, и сочился кровью.
Пожалуйста, пусть удар достигнет цели. Пусть все окончится сейчас.
Но когда ослепительно белый свет силы Спарды рассеялся, сразу стало ясно - ничего еще не кончилось.
Мэндос был и удивлен и не удивлен одновременно тем, что Люцифер пережил один из лучших ударов темного рыцаря. Ожидать меньшего от императора Ада было глупо. Но в то же время подспудно принцу-рыцарю не верилось в то, что такое возможно. Он слишком привык к непобедимости собрата. И теперь, когда впервые за долгие века ее поставили под сомнение, стало не очень ясно, что же делать теперь.
Одно было хорошо: удар определенно сказался на Люцифере. Денница не был неуязвим. Правда, в отличие от других бойцов, которые, сражаясь, покрываются потом, кровью, грязью и копотью, падший ангел по-прежнему выглядел абсолютно неповрежденным, чистым и незапятнанным. Везде, кроме правого бока, который весь превратился в ужасного вида рану. Но спокойное и немного скучающее выражение не покинуло его лица. Люцифер лишь дернул уголком губ - видимо, это означало улыбку.
- Могу я начинать? - Фраза была издевательством, но понятным лишь Спарде и тем, кто помнил его гладиатором. Этот вопрос всегда задавал чемпион через некоторое время после начала боя, словно давая понять, что все, бывшее до этого, и гроша ломаного не стоило. Денница ударил темного рыцаря пустой ладонью в грудь, но на этот раз доспех на накалился. Зато от души полыхнуло внутри - было видно сквозь сочленения доспехов. И потухать, судя по всему, пока не собиралось. Люцифер занес руку для нового удара, и Мэндос смог получше разглядеть рану. Удар Спарды определенно достиг сердца падшего ангела. Для любого другого демона это означало смерть. Значит ли это, что император бессмертен?!
Нет, не значит. Просто другое средоточие силы. Думай, Мэндос, думай. Второе поколение - это чувства, порывы, инстинкты. Сердце и чрево. Ангелы же - это иное. Порождения чистого разума... Да, точно, разума!
- Спарда, бей в голову! В глаз! Не в сердце! - Люцифер не смотрел в его сторону, но горло мгновенно сжали невидимые тиски. И все же Мэндос успел сказать, что хотел, а спустя некоторое время и отшвырнуть от себя невидимую хватку.

0

11

- Славно... - прохрипел Спарда, когда Люцифер нанес ответный удар. Это было не пламя, и не магия - нечто иное, нечто... точно Денница ударил его всей своей ненавистью. Боль... да что та боль? До сердца Люцифер до добрался, подумаешь, шкуру спалил. Это ничего. Один-один, во всяком случае.
Из сочленений доспехов даже не лилось - рвалось факельными языками белое пламя. Спарда захохотал - и из его глотки вырвался ослепительный сноп белой смерти, который окутал рыцаря сияющим ореолом. Но и сквозь гул этого белого ужаса Спарда расслышал слова принца-рыцаря Мэндоса.
Умен, собака! - восхитился демон, и через секунду вновь обрушился на Люцифера - кипящим белым вихрем, совершенно не озаботившись обороной, потому что смерть не нуждается в обороне. Размазавшись в тонкую белую струну, Спарда точно бы обернулся вокруг императора - на самом деле, конечно, просто сделал круг, но неуловимо быстро - за долю секунду выросла вокруг императора стена белого пламени - и ударил. В голову. Грань вспыхнула падающей звездой - сверху вниз - и белое пламя обрушилось на Люцифера.
Выход силы Спарды напомнил бы миниатюрный ядерный взрыв, если бы человечество уже изобрело это оружие. Его удар выбросил сначала вспышку белой силы - сверху вниз, и снизу вверх взметнулся гриб белого огня, уничтожающего сам мир, стирающего, точно ластик карандашный набросок, всё - время, пространство и материю.
Легендарный Темный Рыцарь еще не перешел целиком в это опаснейшее состояние чистого уничтожения, он балансировал на хрупкой грани, сохраняя пока еще своё тело от полного распада облаком силы, но уже наполовину перейдя из состояния материи, насыщенной энергией, в чистую энергию. И именно за счет этого баланса он не растекался белой смертью, а собирал всю свою мощь в единой точке - в той точке, где Грань Силы наносила свой удар.
Спарда был счастлив. Так счастлив, как,был счастлив только однажды - в памятном бою с Тиамат. Счастье сливалось с ледяной яростью и жаждой убийства - да что там, счастье и было ими, обостренными в тысячу раз, заполнившими всё существо Легендарного Темного Рыцаря, и ставшими истинной, беспредельной радостью.
И не потому даже, что Спарда сражался с Люцифером - просто это было его природой. Уничтожать отжившее. А кто бывает в мире более счастлив, чем тот, кто следует своему призванию от всего сердца?

0

12

Мэндос пока что не понимал, чего больше принес его крик - вреда или пользы. Он задал Спарде направление, но одновременно с этим и лишил маневр внезапности. Теперь, зная, куда метит темный рыцарь, Люцифер всегда сможет увернуться.
Но когда Спарда все же ударил, Денница, удивительное дело, уклоняться не стал. Мэндос поперхнулся собственным вздохом. Грань Силы вошла ровнехонько в третий глаз императора - но на жалкие миллиметры, не больше. Со стороны было видно, как темный рыцарь прилагает все усилия, чтобы завершить удар, как трескаются и сочатся белой магмой от его усилий и так уже измочаленные доспехи. Но ничего не получалось. Меч словно столкнулся с непреодолимым барьером.
А потом ослепительно белый свет струями потек из ран Спарды к рукояти меча, и далее, по лезвию - прямиком в Люцифера, через его третий глаз.
Он, должно быть, хотел этого с самого начала. Он хотел, чтобы я "разгадал" его слабое место. Он хотел, чтобы Спарда туда ударил. Вот как ему удается лишать силы даже самых могучих противников.
Мысли в голове сплетались в лихорадочный клубок, и казалось, Мэндос просто беспомощно наблюдает, как его соратника покидают силы. Но в следующий миг демон уже молниеносно рванулся вперед и вонзил ладонь, превратившуюся в острый клинок, Деннице в затылок. Он что было сил тянулся вперед, пытаясь дотронуться до острия Грани Силы, но все было тщетно. Сила Мэндоса тоже начала перетекать в Люцифера.
Нет причин для волнения. - Голос императора звучал уже в головах двух демонов. - Я не стану вас убивать. Жизнь просто вернется на круги своя. Ты снова будешь драться на арене, ты - развлекать мой двор. После того, как все закончится, только на этот ваших сил и хватит.
Люцифер повел плечами, словно стряхивая надоедливый груз, и невидимая волна затвердевшего воздуха отшвырнула Мэндоса и Спарду. Они оба рухнули, совершенно обессиленные. Так прошло несколько секунд. И тогда Мэндос растянул губы в торжествующей хитрой улыбке. Он не знал, чувствует ли то же Спарда, но сам ощущал как никогда четко: да, сейчас их сила заключена в теле Люцифера. Но она не стала его силой. Ей не нравилось там быть, и она рвалась назад, к законным хозяевам. Денница вздрогнул и встал неестественно прямо. А потом прогнулся назад чуть ли не под прямым углом и закричал. Вся его фигура пошла трещинами, которые светились нестерпимо белым. Они становились все больше и больше, пока самого Люцифера наконец не стало вовсе. Осталось лишь облако белого света, которое в свою очередь распалось на потоки и обволокло Спарду и Мэндоса. Силы возвращались постепенно, в глазах  немного прояснилось, и Мэндос смог разглядеть: на том месте, где стоял Люцифер, лежала корона. Ничем не примечательный обруч, и тем не менее, демон сразу понял: это корона. И все вокруг стало неважно. Цепляясь когтями за каменные плиты, Мэндос пополз к своей мечте, отчаянно извиваясь. Еще метр, еще пол метра, еще пара дюймов - и вот уже длинные тонкие пальцы с жадностью впились в металл.
Не медля ни секунды и не думая, что будет дальше, Мэндос схватил корону уже обеими руками и надел ее.
Не воспоследовало никаких вспышек света, но громыхнуло так, что содрогнулся весь зал. Да что там зал - может, весь ад в этот момент содрогнулся. Мэндос рухнул как подкошенный и перестал подавать признаки жизни - но корона не упала с его головы. Теперь она выглядела иначе - ее украшали три высоких острых зубца.

0


Вы здесь » На грани пробуждения » Прошлое и Будущее » Король умер... да здравствует король!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC