На грани пробуждения

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » На грани пробуждения » Прошлое и Будущее » Отпуска нет на войне


Отпуска нет на войне

Сообщений 31 страница 35 из 35

31

- Они ж бесплатные... - прошептал Абигор, хихикнув, но спорить дальше не стал. На ум пришло, что это как раз не впервые, когда обществу веселых демониц они предпочитали друг друга. Не со зла, а как-то так получалось. Герцог был консерватором, и ему нравилось знать, чего ожидать. Элликен не преподнес бы ему сюрпризов, плюс, еще в первый раз доказал, что понимает Абигора лучше, чем сам Абигор себя понимал. Свое тело было ему неведомо - как будто чужое, ненавистное, заставившее откреститься от себя еще с самого рождения. Когда первое, что помнишь о своем теле - это боль, отключаешь все связи с ним на долгие годы вперед.
Не так много было тех, кто вправду, а не на словах, готов был возиться с этой нежитью, заставить ее воскреснуть и заработать. Элликен среди тех немногих преуспел больше всех. Потому что кошачья ласка всегда и корыстна, и бескорыстна одновременно. С одной стороны "Отдайте мне все, чешите меня, любите меня, я же такой красивый и весь приятный!", а с другой "Я вас люблю-люблю-люблю, даже если только на эти полчаса, а потом забуду, но сейчас я весь ваш, дам вам все и даже больше!"
Герцог невольно вдохнул и не выдохнул, когда на нем затрещала рубаха, и оторванный клок обнажил шею и грудь. Он оскалил зубы и глуховато взвыл сквозь них, словно Элликен и вправду его ел.
- Если я что вдруг не то, ты напомни... старый стал совсем, все забыл. Так... на уровне смутных ощущений, - он конечно шутил, но в каждой шутке без правды никак. Абигор бестолково путался руками с Элликеном, помогая ему стаскивать одежду, потом взялся за себя и запутался еще больше. Манжеты рукавов не хотели слезать, герцог, кряхтя, дернул раз, два, три... рука выскочила внезапно, и локтем он ударил стоящую сзади на полке бутыль. Склянка со звоном упала и разлетелась на мельчайшие осколки, в воздухе немедленно разлился едкий и острый запах чего-то то ли алкогольного, то ли дезинфекции... Абигор от неожиданности чихнул, поскользнулся и повис на Элликене, чтобы не сковырнуться на пол. Это породило еще один страстный порыв невиданной силы - их голые животы соприкоснулись, и из-за разницы температур Абигора почти обожгло. Он застонал, вцепился пальцами в гибку спину герцога Элликена и кусанул его за плечо, с нешуточным усилием, кожа и мышца под зубами подалась и хорошенько промялась.
У него опять было ощущение, словно он падает, падает, падает, так страшно, хочется прекратить и убежать, чтобы чего не вышло, первый дикий порыв - вырваться, извернуться, пуститься наутек, пока не поздно. А вместо этого он еще сильней вцепился в Элликена, только что не до хруста, с силой провел пальцами по спине вниз, попал за пояс штанов. Вслед за ногтями набухали розовые царапины, да тут же пропадали без следа.
Теперь главное было - не отпускать. Чтобы Абигор не стреканул на выход и вправду, поддавшись неясному порыву, о чем бы потом горько жалел, но это уж потом. Важно было так сгинуть в объятиях Элликена, чтобы уже все, никакого шанса на отступление. С концами.

0

32

Даже сейчас Абигор не мог удержаться от болтовни. Элликен рассмеялся по-кошачьи, глухим рыкающим смехом, который словно булькал где-то в горле. Это было почти забыто и одновременно так знакомо - до фантомных болей где-то в области прошлого. Не отвлекаясь на досужую болтовню, демон выпутывался из обрывков одежды сам и по мере возможностей помогал в этом Абигору.  Неловкие пьяные движения - словно они были неопытными мальчишками, впервые упавшими в объятия друг друга. Про упавших в объятия пришлось к слову - Абигор свернул что-то легкобьющееся, подскочил, практически рухнул на Элликена. Обоих словно током прошибло. Абигор вцепился зубами в его плечо, Элликен зарычал, прижал прохладное тонкое тело к себе. Под пальцами драконьего герцога набухали длинные царапины, на спине Элликена вздувались и опадали бугры мышц - он балансировал на тонкой грани боли и наслаждения.

Элликену было хорошо знакомо это состояние Абигора - решимость вперемешку с паникой. Он прижимал друга к себе до хруста в ребрах, словно говоря: не выпущу тебя. Не выпущу, не отпущу, буду рядом с тобой, пока длится это мгновение - целую вечность. И все так же, не разжимая рук, потянул Абигора за собой, оседая вниз и назад - разумеется, наткнулся на что-то спиной, и что-то разлетелось в щепы под тяжестью его обманчиво хрупкого тела. Растянувшись на полу, Элликен рассмеялся и пощекотал языком зажмуренный глаз приятеля - самый уголок, над пушистыми ресницами, чуть выше линии века.

0

33

Звенело стекло, трещали сломанные вещи, хрустела рвущаяся ткань драпировок, надсадно сипели две глотки, Элликен смеялся. Абигор засмеялся тоже, когда они упали, и вздрогнул, будто искра пошла по всему телу, когда ушлый котяра лизнул его в глаз своим хитрым раздвоенным языком.
Им конечно стоило бы додуматься до этого в самом начале, отправиться к комнату, Ситри по знакомству бы отстегнул им апартаменты пороскошней, где в перинах утопнуть можно, а на блюдах истекают слезами виноградины величиной со сливы, но Абигора тогда точно так не схватило бы. Его больше привлекал элемент спонтанности, чтобы была мысль, будто он ничего такого не замышлял, а тут вдруг само все образовалось. И он вроде как не виноват, запертый в тесном пространстве, что и ему свойственны слабости подобного рода. Этот вопрос все еще оставался болезненным даже по прошествии стольких лет. Он наблюдал за демонами, которыми овладевали страстные порывы, и они казались ему жалкими,  какими-то беспомощными, не способными отказаться от бессмысленных удовольствий ради… ради чего? Ну, ради того чтобы отдаться самосовершенствованию и казаться всем крутым-холодным-без страха-упрека-слабостей.
А потом появился Элликен и сказал «Ты мне нравишься, я тебе тоже нравлюсь, в чем проблема-то?»
Проблема была в болезненном самолюбии и страхе оказаться в чьей-то власти. Абигор мог управлять драконами и шестью десятками легионов, умел морально задавить целую толпу врагов, прежде чем их замесить, но от ласк непонятным образом становился безвольным, как игрушка, терял голову и всякую способность сохранять лицо. Это нельзя было показывать никому. Чувственность внутри него спала как вулкан, дожидаясь момента, когда можно будет извергнуться и на какое-то время сжечь разум своего же хозяина, чтоб ему кукушку сорвало. Эту нехитрую истину о нем открыл когда-то принц Ситри, а подхватил непосредственный Элликен, не задающийся сложными вопросами, а просто умевший сделать товарищу хорошо.
Герцогу было хорошо и немного больно-весело от осознания, что он сейчас опять сойдет с ума на короткий момент. Обовьется вокруг Элликена, перестанет держать себя в руках и найдет им – рукам – лучшее применение. Одежды уже были сняты, а где и порваны-сдернуты, одна нога Абигора правда еще оставалась в штанине, но было уже не до того. Он излизал и закусал соленую шею Элликена до непроходящей красноты, пока внизу его рука уже ласкала кошачьего герцога, сначала неловко, как будто и правда забыл, но с каждой секундой нервные вздрагивающие пальцы уравновешивали свои неуклюжие спьяну движения. Вспоминалось, мать твою так… он стонуще зарычал Элликену в ухо, которое секунду назад щекотал языком и тянул зубами.

0

34

Элликен рычал от удовольствия, словно сотня разъяренных котов. В отличие от Абигора, он не привык сдерживаться, отдаваясь каждому порыву страсти целиком, уходя с головой в горячую волну желания. От прикосновений Абигора по телу пробегала дрожь, словно каждое касание было ударом тока. В какой-то момент его выгнуло чересчур сильно, совершенно не по-человечески, так что лежащего сверху драконьего герцога аж подбросило в воздух. А в следующее мгновение Элликен рывком оторвал плечи от пола, и вот он уже сидит, выпрямившись, вытянувшись к потолку, а Абигор сидит на нем верхом, и шершавый раздвоенный язык обводит узор татуировки на груди герцога.
Все же Элликен никогда не теряет головы до конца. Вот и сейчас он предпочитает не торопиться - куда им спешить? Его руки, шершавые, твердые, непривычно легко касаются прохладной кожи Абигора, а может, и не касаются вовсе, оставаясь на высоте конского волоса от нее. Медленно, неторопливо, он заново исследует тело друга, проводит кончиками пальцев вдоль позвоночника, нежно гладит поясницу, потом неожиданно крепко сжимает ягодицу... И его прикосновения снова становятся невесомыми по мере того, как пальцы спускаются ниже. Левой рукой он прижимает Абигора к себе, и его горячий член упирается Элликену в живот, туда, где на коже огнем горит татуировка Кровавой Бригады. Правая рука в это время поддерживает герцога снизу - хотя вряд ли это можно назвать поддержкой.

0

35

Абигор в сплошном безумном мареве на секунду потерялся, будто нечаянно хлебнул воды, плавая на большой глубине. Его тряхнуло, когда он прижался к животу Элликена, внутри все перевернулось, звонко натянулось струной.
Вечер, однако, становился томным, и герцог будто помолодел лет на пятьсот, чтобы зажечь как когда-то. Когда не было никаких забот кроме двух – биться и победить, в перерывах наслаждаясь друг об друга по-всякому.
Счастливые времена прошли, но сейчас снаружи как будто не существовало мира – весь он был здесь, в четырех стенах непонятно даже чего, подсобки борделя, куда они забрели с целью забыться.
Если закрыть глаза, можно представить, что ты летишь. Воздушный поток подхватывает тебя – герцог выгнулся, вытянулся вверх, подняв плечи; роняет вниз – он резко опустился вниз и выдохнул, запрокинув голову. Поспешил, не размялся достаточно, больно – ну и хорошо. Что ему сделается. Бедра свело от кратковременной болезненной судорогb, живот напрягся так, что все мускулы вздулись под кожей, пульсируя от напряжения. Абигор весь сжался, как будто хотел заковать Элликена внутри себя, но потом чуть расслабился, когда попривык. Воздушный поток несет тебя, качает туда-сюда, внутри все горит и дрожит, ходит волнами…
Тонкое стремительное тело герцога все взвилось, как туго сплетенное из эластичных веревок, он сильно откинулся назад, кончики распущенных волосом плеснули по коленям Элликена черными волнами. Казалось, еще секунда – и от царящего в каморке напряжения лопнут все стеклянные сосуды, все  до единого.

Отредактировано Abigor (2012-07-31 23:04:36)

0


Вы здесь » На грани пробуждения » Прошлое и Будущее » Отпуска нет на войне


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC